Бесплатная горячая линия

8 800 301 63 12
Главная - Защита прав потребителей - Кто борется с контрофактным товаром

Кто борется с контрофактным товаром

Кто борется с контрофактным товаром

Маркировка товаров: Кто заплатит за борьбу с фальсификатом и контрафактом


06 Апреля 2018 18:10 / Фото: www.globallookpress.com Стратегия «боевых действий» агрегирована в специальной программе до 2025 года, которую уже одобрило федеральное правительство Автор: План мероприятий включает не только усиленный таможенный контроль и упрощенное уничтожение товара, изъятого из незаконного оборота, но и тотальное внедрение систем маркировки товаров наряду с уже существующими техническими регламентами. О масштабности планов властей можно судить и по тому, что в борьбу за чистоту внутреннего рынка будут включены практически все министерства и ведомства: начиная от Минпромторга и заканчивая Минобороны, которым поручена разработка необходимой нормативной базы. Добросовестные участники потребительского рынка понимают, что борьба с фальсификатом в первую очередь необходима им самим, но при этом высказывают опасения, связанные с возникновением избыточного госрегулирования в секторе продаж.

Читайте также: 16:41 — 23 Марта Ключевой момент документа — система сплошной прослеживаемости оборота товаров в России, которую планируется развернуть к 2024 году.

Оператором системы выбран Центр развития перспективных технологий (ЦРПТ), принадлежащий структурам совладельца USM Holdings Алишера Усманова, госкорпорации «Ростех» и управляющему партнеру Almaz Capital Partners Александру Галицкому. В настоящий момент в нашей стране реализуется три подобных проекта: обязательная маркировка меховых изделий, лекарств и табачных изделий.

Правда, последние два пока исключительно в виде эксперимента.

Не дожидаясь результатов «первопроходцев», власти уже подготовили перечень товаров, которые подпадут под обязательную маркировку.

В новый список помимо непродовольственных товаров попали: детское питание, рис, макароны, чай, кофе, консервы, продукты из мяса и рыбы, пиво, соки, минеральная вода, молочная продукция. Фото: www.globallookpress.com Параллельно правительство одобрило систему маркировки Минздрава, которая предполагает разделить продукты питания в зависимости от уровня содержания в них соли, сахара и жиров. Более того, в России уже работает система ЕГАИС (система госконтроля за оборотом алкогольной продукции), и на 2018 год запланировано внедрение системы «Меркурий», предусматривающей учет продуктов животного происхождения.

Двойной удар Возникает вопрос: реализуя столь интенсивный контроль, власти пытаются перестраховаться от рисков, или речь идет о взаимодополняющих элементах одного и того же надзорного механизма? Таким образом, государство признает, что действующая система контроля, таможенного и технического регулирования не справляется, цитирует «Коммерсант» представителя Ассоциации торговых компаний и производителей электробытовой и компьютерной техники (РАТЭК) Антона Гуськова. При этом одновременное действие контрольных систем создает избыточное давление на бизнес, отмечают профучастники рынка.

Тотально и без разбора запускать обязательную маркировку не стоит, убеждены они. К этой идее нужно подходить выборочно: оценивать объемы контрафакта в каждой конкретной отрасли и соотносить с возможностями бизнеса.

Какой смысл вводить маркировку в отрасли, где уровень фальсификата низок или его вообще нет? Ведь установка нового оборудования и программного обеспечения несет дополнительные расходы, которые потом будут традиционно переложены на потребителя.

«Для установки систем маркировки производителям потребуется понести дополнительные затраты, связанные с покупкой необходимого оборудования, обучением персонала и прочее»

, — рассказал «Царьград» заместитель председателя правления «Руспродсоюза» Дмитрий Леонов.

«Важно понять, как издержки, которые уже несет бизнес по учету в ЕГАИС и системе «

Меркурий», и затраты в будущем на тотальную маркировку способны обернуться инвестициями в будущее», — указал в беседе с журналистами заместитель исполнительного директора Ассоциации компаний розничной торговли Владимир Ионкин.

В свою очередь председатель Союза потребителей России Петр Шелищ в разговоре с RT отметил,

«когда вводили маркировку шуб, в их стоимости надбавка за счет издержек на маркировку не была заметна»

.

Однако в случае пищевых продуктов она может оказаться весьма ощутимой, указал он. Фото: www.globallookpress.com «Мы считаем, что такие меры надо вводить исключительно по заявке и предложениям ассоциаций, представляющих добросовестных участников рынка. Если такие предложения поступят, то это будет значить, что они и правда терпят убытки из-за нелегальной продукции», — заключил П.Шелищ.

Глазами рынка и глазами потребителя Вместе с тем, эксперты отмечают, что внедряемые системы контроля пищевой продукции имеют разные функции: если маркировка Минпромторга служит интересам, прежде всего, государства, то Минздрав, предлагая свою классификацию товаров, беспокоится о потребителе.

По словам Д.Леонова, инициатива Минпромторга предполагает использование RFID-технологий, что поможет отследить маршрут следования товаров. «Этот принцип лежит в основе маркировки меховых и лекарственных изделий, — сказал эксперт.

— По такому принципу предлагается построить и маркировку продуктов питания». При этом маркировка Минздрава преследует несколько иные цели. Она призвана сориентировать потребителя на информацию о пользе или вреде того или иного продукта при помощи специальной наклейки, пояснил эксперт.

Помимо появления информации о свойствах того или иного продукта, что еще ждать потребителям от введения маркировки? Источники «Царьград», близкие к сектору торговли, признали, что нововведения негативно повлияют на ценники.

Потребитель почувствует это на своем кармане, указали они. Но, как показывает опыт «первопроходцев»- рынков табачной продукции и лекарственной отрасли, пока тестовое внедрение маркировки не привело к росту цен.

Маркировка лекарственных препаратов не ведет к их удорожанию, максимальный рост стоимости лекарств составит до 50 копеек, подсчитали в правительстве.

«Табачники», опрошенные ТАСС, также указали, что для конечных потребителей продукция не станет дороже. По словам профучастников рынка, использование уже имеющегося оборудования позволяет минимизировать расходы на введение цифровой маркировки.

Кто следующий? Основная цель введения маркировки – снижение доли контрафактной продукции путем формирования максимально прозрачной цепочки движения товаров. С этой точки зрения логично в первую очередь начать маркировку категорий, в которых проблема контрафакта стоит особенно остро: это молочная и рыбная промышленность», — заявил «Царьграду» Д.Леонов.

Читайте также: 09:30 — 05 Апреля По его словам, борьба за прозрачность рынка в России ведется и в интересах производителей, и в интересах граждан. В целом инициатива положительным образом повлияет на бюджетную систему, которая в результате незаконного оборота промышленной продукции ежегодно теряет значительные суммы таможенных и налоговых платежей, отметил эксперт.

Подписывайтесь на канал Царьград в , чтобы не пропускать интересные новости и статьи Поделиться: Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите CTRL + ENTER Ссылки по теме: Новости партнёров Загрузка.

Загрузка.

В торгцентрах вскрылся вопиющий контрафакт

Газета «Коммерсантъ» от 24.12.2019, стр.

1 Вопреки устоявшемуся мнению, что в России контрафактная продукция продается в основном на вещевых рынках, оборот таких товаров в торгцентрах может превышать 25 млрд руб. в год. Это выяснил BrandMonitor в своем первом исследовании по этой проблематике. Подделки реализуются через киоски островной торговли, которыми владельцы объектов пытаются заполнить пустующие площади.
Подделки реализуются через киоски островной торговли, которыми владельцы объектов пытаются заполнить пустующие площади.

Годовой оборот нелегальных товаров в точках продаж островного типа (киоски и небольшие прилавки) в торгцентрах превышает 25 млрд руб. Такие данные приводятся в исследовании BrandMonitor. Там выяснили, что доля контрафакта в объектах островной торговли доходит до 60%, в основном речь идет о детских игрушках, аксессуарах для электроники, сумках и рюкзаках.

В целом более чем в 40 городах страны работает около 3 тыс. торгцентров, подсчитали в BrandMonitor.

Из проведенного компанией опроса 100 продавцов на «островках» в Москве, Казани, Нижнем Новгороде, Уфе и Красноярске следует, что 69% знают, что торгуют подделками.Еще 31% предпочли скрыть этот факт, хотя контрольные закупки показали присутствие на их прилавках неоригинальных товаров. Почти 55% продавцов признались, что не знают, запрещает ли закон продавать контрафакт. Еще 35% считают, что торговля подделками легальна.

«В нашей практике мы сталкивались с сотнями случаев контрафакта у арендаторов, которые даже не подозревали, что торгуют подделками»

,— подтверждает управляющий партнер Redstone Property (управляет рядом торгцентров) Индира Шафикова.

Опросив 7 тыс. россиян, проживающих в городах с численностью населения от 100 тыс. человек и выше, BrandMonitor выяснил, что 73% респондентов совершают покупки на «островках».Ежемесячно товары в таких местах приобретают 13% опрошенных, еще 60% — от случая к случаю в период праздников, включая Новый год и Рождество.

В сети «Детский мир» сообщили, что поддельные игрушки, продаваемые на «островках», зачастую изготавливаются из самых дешевых, непроверенных материалов.

«Контрафакт стал продаваться даже в лучших торгцентрах страны,— добавляет президент Zenden Group (продавец обуви и аксессуаров) Андрей Павлов.— В ряде регионов контрафакт может занимать более 50% рынка»

.

При этом доверие потребителей к торгцентру распространяется и на «островки» с контрафактом, которые могут располагаться в пяти-десяти метрах от официальных точек продаж производителей, отмечает руководитель административного департамента Casio Руслан Горук. Представитель Ассоциации торговых компаний и товаропроизводителей электробытовой и компьютерной техники (РАТЭК) Антон Гуськов поясняет, что проблема контрафакта больше характерна для расходных материалов и сопутствующих аксессуаров, таких как картриджи или зарядные устройства.

В сегменте аксессуаров в низких ценовых категориях, продаваемых в нестационарных точках в торгцентрах, велика доля китайских брендов, это не подделки, но у потребителей могут возникать вопросы к качеству таких товаров, отмечают в группе «М.Видео — Эльдорадо». Владельцам торгцентров выгодно привлекать арендаторов для островной торговли, что позволяет заполнить пустующие площади.

При этом срок аренды у «островков» равен 11 месяцам, а ставки аренды на 30–40% ниже, чем на помещения традиционных магазинов в торгцентрах, отмечает руководитель департамента торговой недвижимости Cushman & Wakefield Оксана Мостяева. Средние ставки аренды составляют 300–350 тыс.

руб. в месяц за киоск площадью 8–10 кв. м, конкретизирует руководитель направления аренды торговых помещений CBRE Александра Чиркаева.

По ее словам, первоначально такой формат был востребован у компаний — новичков на российском рынке или локальных игроков. Но ситуация со временем изменилась, так как снизились требования к «островкам» в торгцентрах и степень контроля за ними, полагает Руслан Горук.

«Некоторых владельцев торгцентров не волнует, продает ли их арендатор контрафакт или нет, так как ответственность за это несет арендатор»

,— подтверждает Индира Шафикова.

Но в своих торгцентрах она вносит в договоры с арендаторами штрафные санкции от 100 тыс. руб. за распространение контрафакта.

«Репутация важнее»,— поясняет она.

Андрей Павлов убежден, что кардинально ситуацию может изменить внедрение маркировки и работающие онлайн-кассы. Халиль Аминов, Анатолий Костырев

Ловцы серого: как автоматизировать борьбу с контрафактом в Рунете

Такая эффективность стала возможна благодаря тому, что Вопилов переложил задачу поиска нарушителей на плечи компьютерной системы.

Она сама находит сайты с нелегальной продукцией, сама направляет жалобы сперва владельцам, а затем и хостинг-провайдерам. Технологический подход позволил Brand Monitor стремительно построить свой бизнес — в 2016 году выручка компании составила 23 млн руб., операционная прибыль — 14 млн руб.

В первом квартале 2017-го выручка выросла год к году в пять раз, превысив 16 млн руб.

Выходец из Красноярска 31-летний Юрий Вопилов с 2011 года возглавлял разработку новых технологий в компании «Веб Контроль», которая помогала крупнейшим производителям музыки, компьютерных игр и программного обеспечения блокировать в интернете нелегально используемый контент. «Если вы нашли нарушителя, вашим юристам ничего не стоит его прижать. Но если у вас 10 млрд страниц с видео и вам требуется найти, где тут «Железный человек-3», а где новый сезон «Игры престолов», вы никогда не отсмотрите этот объем вживую.

Мы разработали специальную технологию на основе «компьютерного зрения», которая это все помогала делать», — рассказывает Вопилов. Юрий Вопилов (Фото: Владислав Шатило / РБК) Основать собственную компанию он решил в 2014 году, когда к нему обратились представители Ассоциации компаний интернет-торговли (АКИТ), в которую входят крупные веб-магазины.

Их беспокоил не цифровой пиратский контент, разумеется, а товары, которые нелегально распространяют в интернете.

«Борьба с контрафактом — одна из наших приоритетных задач, поэтому мы начали сотрудничать с Brand Monitor и этим сотрудничеством довольны»

, — говорит представитель АКИТ Юлия Галеева.

«Интернет-магазины сплошь и рядом представляются официальными дистрибьюторами всемирно известных брендов, — говорит Вопилов. — Но если в обычном магазине вам не составит труда отличить брендированные ботинки от дешевой подделки, то в интернете это невозможно: зачастую интернет-магазины, торгующие подделками, выглядят современнее, чем сайты официальных представительств». По его словам, около 80% продукции, которую предлагают торговцы в Рунете, продается с нарушением закона.

Ниша борьбы с контрафактом была относительно свободной. Защитой правообладателей занимались, как правило, крупные юридические компании — «Городисский и партнеры», Baker & McKenzie, Gowlings и др. «Если вашей продукцией торгуют 2 тыс.

сайтов, судебные расходы станут исчисляться шестизначными числами. Поэтому судебные разбирательства целесообразны только в отношении крупнейших нарушителей», — объясняет Вопилов.

За рубежом компании, которые делают такую же работу, как Brand Monitor, появились еще около 15 лет назад — это MarkMonitor, NetNames, Pointer BP и др., но на российский рынок они не вышли. «В России «ВКонтакте» вместо Facebook, «Яндекс» вместо Google, кириллица вместо латиницы, — говорит Юрий.

— Таких специфических регионов в мире мало — Китай, Турция, Польша и еще несколько.

Раньше основной проблемой был Китай, но год назад компании освоили это направление, и проблемой номер один стала Россия. А у нас была изначально адаптированная под русский язык и сайты Рунета система, которая может быстро пресекать нарушения». Общие инвестиции в создание Brand Monitor составили около 5 млн руб.

Это были личные накопления Вопилова. Более года ушло на заключение первых контрактов с правообладателями и налаживанием коммуникации между всеми участниками процесса. Заработала система в 2015 году. «Найти сами магазины, торгующие нелегальной продукцией, не проблема. Сложнее всего — выстроить одновременную коммуникацию с сотней брендов и тысячей сайтов, а также поисковиками», — говорит Вопилов.
Сложнее всего — выстроить одновременную коммуникацию с сотней брендов и тысячей сайтов, а также поисковиками», — говорит Вопилов. Система использует собственных поисковых роботов и программы-анализаторы текстов и изображений.

Как только она замечает, что тот или иной сайт часто использует упоминания бренда клиента, его логотипы и названия товаров, она начинает анализ содержимого.

«Технологии Brand Monitor позволяют понять, чему посвящена страничка, продают ли там товары или это просто форум, где их обсуждают безо всякой коммерческой цели»

, — поясняет Юрий. Фото: Владислав Шатило / РБК Другое важное обстоятельство — цена: контрабандный или контрафактный товар обычно продается дешевле, чем легально ввезенная оригинальная продукция.

Система вычисляет, насколько сильно цена на товары той или иной марки в конкретном интернет-магазине отличается от среднерыночной.

«Если вы видите смартфон на 60% дешевле, чем в официальном магазине, то речь, скорее всего, идет о незаконно ввезенном товаре.

Или о «франкенштейне», где корпус от оригинального аппарата, а начинка контрафактная, — утверждает Вопилов.

— Правда, всегда приходится учитывать вероятность, что товар предлагается по акционной скидке, и запрашивать у самого правообладателя информацию насчет всех его акций.

А бывает так, что хитрый интернет-магазин миксует легальный товар и контрабандный, чтобы сложнее было обнаружить нарушения закона.

Чаще всего так делают магазины одежды, аксессуаров, галантереи». Быстрее всего обычно удается отловить нарушителей, которые активно продвигают свой интернет-магазин. Если они дают рекламу в соцсетях и продвигают себя в поисковиках, то обнаружить их — задача нескольких суток, уверяет Вопилов.

Когда нарушитель вычислен, Brand Monitor делает первый шаг — запрашивает документы о происхождении товара.

«Фактически это просто приглашение к дискуссии — мы просим владельца магазина прислать легальное соглашение по распространению или доказать, что по данному бренду пришел срок исчерпания прав»

, — говорит основатель Brand Monitor​. Откликается обычно около 90% адресатов, порядка 70% предоставляют документы.

Если магазин не идет на контакт, Brand Monitor обращается к хостингу с требованием заблокировать его.

И американский «Закон об авторском праве в цифровую эпоху», и российский закон 187-ФЗ обязывают хостинг-провайдеров блокировать нарушителей по первому обращению правообладателя (потом владельцы сайта могут обжаловать это решение). Крупные и легальные хостинги, как правило, сразу блокируют нарушителей.
Крупные и легальные хостинги, как правило, сразу блокируют нарушителей.

Точно так же ведут себя крупные торговые площадки, такие как AliExpress. Другое дело, что примерно 10–15% нарушителей размещают свои магазины на так называемых абузоустойчивых (от англ. abuse — злоупотребление) хостингах, которые берут за свои услуги больше, но надежно укрывают магазин от законодательного преследования.

Они держат серверы в странах, не имеющих законодательных рычагов влияния на владельцев этих серверов.

Тогда в ход вступают судебные инструменты.

Впрочем, как признается Вопилов, его компания старается отдать работу по возбуждению административных дел юридическим партнерам, специализирующимся на ведении судебных процессов.

Сейчас у компании около 50 клиентов, пять из них — российские компании (копии договоров с крупнейшими есть у РБК). Среди клиентов Brand Monitor представители самых разных индустрий — New Balance, Xiaomi, UGG и др.

Договор заключается на период от нескольких месяцев до нескольких лет.

Один месяц работы Brand Monitor обходится клиенту в среднем в 300 тыс. руб. Цена услуги зависит от известности бренда — чем популярнее торговая марка, тем чаще подделывают и нелегально ее ввозят.

Ключевая статья расходов — зарплаты 40 сотрудникам, большинство из которых программисты и юристы. Предприниматель из Новосибирска Дмитрий Сердобинцев открыл интернет-магазин парфюмерии и косметики «KPD Маркет» год назад, а уже летом 2017 года получил письмо от Brand Monitor о том, что он нарушает права владельцев бренда Estee Lauder.

Вскоре Brand Monitor отправила заявление в Google, и несколько страниц «KPD Маркет» были изъяты из поиска. Сердобинцев, по его словам, закупает товар у официальных оптовиков «Прайм-парфюм» и «Элит-Галанд», но своего склада у него нет, так что закупка происходит уже после получения заказа от клиента.

«Я предоставлю накладные, и они от меня отстанут», — надеется предприниматель. интернет-ретейлеров наполнены негативными отзывами о методах Brand Monitor. Далеко не все получатели писем компании действительно торгуют подделками, у кого-то оригинальная продукция, которая ввезена в страну по неофициальным каналам (параллельный импорт), у кого-то истек срок контракта с поставщиком, а товар еще не распродан.

И многие просто не понимают, почему компания требует у них документы. «Мы слишком резко стартовали, и люди не могут понять, почему они годами спокойно торговали и внезапно это стало невозможно. Те, кто отказывается, часто действуют по обычной юридической неграмотности.

Например, человек отвечает нам: да, я купил эту партию «европейских» туфель в Китае и теперь могу делать с ней что хочу», — говорит Вопилов.

Юрий Вопилов (Фото: Владислав Шатило / РБК) Его партнер Кирилл Кириллов рассказывает, что, когда бизнес только стартовал, угрозы приехать к ним в офис и положить конец претензиям поступали по несколько раз в день:

«Доходило порой до абсурда, когда владелец сайта, реализующего контрафакт известных часовых марок, писал письмо в штаб-квартиру бренда и его российское представительство, утверждая, что продвигает их торговую марку уже более пяти лет и вообще не понимает, какие к нему могут быть претензии»

. «Нужно понимать главное — сами по себе представители Brand Monitor ничего ни у кого не требуют, это не самозванцы, они работают по заданию правообладателя.

Если вдруг произошла какая-то ошибка, а ошибки при таком масштабе неизбежны, нужно просто предоставить им копии документов — и все», — говорит Смирнов из Fashion Retail. Он вполне доволен сотрудничеством, но, по его мнению, одной только технологии Brand Monitor недостаточно.

«Самые прожженные пираты отключения хостинга не боятся — с ними можно справиться только «в поле»

, например, привлекать силовые структуры: прокуратуру, суды, полицию, а это требует гораздо больше времени и денег».

Взгляд со стороны «Жалоба в ФАС эффективнее судебного преследования» Ольга Власова, председатель коллегии адвокатов «Власова и партнеры» «Проблема торговли контрафактом в Рунете действительно серьезная.

Справиться с ней юридическими способами не всегда получается: дело в том, что очень сложно бывает найти владельца конкретного магазина. Легче всего этот вопрос решается с крупными интернет-магазинами, которые не будут скрываться из-за проблемы с каким-нибудь одним брендом. Бывает, что гораздо эффективнее судебного преследования работает жалоба в ФАС: у них сейчас много полномочий по блокировке и преследованию.
Бывает, что гораздо эффективнее судебного преследования работает жалоба в ФАС: у них сейчас много полномочий по блокировке и преследованию. Это снижает возможность лоббирования нарушителями своих интересов».

«В Рунете с контрафактом борются дедовскими методами»

Саркис Дарбинян, Центр защиты цифровых прав, юрист «Под контрафактом не всегда понимается именно товар, произведенный «серыми» изготовителями, которые не имеют лицензии на его производство.

Зачастую оригинальный товар, который производится за пределами РФ, но импортируется в Россию без лицензии правообладателя, тоже называют контрафактным, так как гражданское законодательство требует получения лицензии правообладателя или его представителя на территории РФ на импорт любой продукции. Это одна из причин того, что многие товары признаются контрафактными, хотя на самом деле они такими не являются и ввезены в Россию по так называемому параллельному импорту.

Были случаи, когда пытались пресечь попытку ввоза в личных целях телефонов Xiaomi и других девайсов из Китая.

Здесь надо понимать, что речь идет не о пиратской продукции, а об оригинальной. В Рунете с контрафактом борются дедовскими методами — блокировка сайтов через Роскомнадзор, подача исковых заявлений через прокуратуру в районные суды.

Это, наверное, самая популярная практика, несмотря на то​ что в ГК много других средств защиты производителей продукции — подача гражданских исков об изъятии партии и компенсации ущерба.

Но такие способы используются реже. Хотя, конечно, блокировка сайта не является эффективным способом. Ее можно обойти. Работа Brand Monitor — это такой потоковый бизнес, который направлен на массовую рассылку уведомлений.

Я считаю, что это больше создание видимости работы, чем реальная борьба с контрафактом в Рунете, которого в настоящее время, к сожалению, огромное количество в любом сегменте».

Ответственность за нарушение прав интеллектуальной собственности

Государством предоставлено несколько способов защиты интеллектуальных прав. Субъекты хозяйствования самостоятельно выбирают тот, который подходит с учетом характера нарушенного права и его последствий.

По общему правилу гражданско-правовая ответственность за подделку продукции наступает только при наличии вины нарушителя.

В этом случае доказывать отсутствие вины обязан сам нарушитель. Гражданско-правовыми мерами защиты прав на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации являются:

  1. возмещение убытков;
  2. прекращение действий, нарушающих права или создающих угрозу их нарушения;
  3. публикация решения суда о факте нарушения.
  4. изъятие и уничтожение материального носителя, в котором выражены результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации у незаконного владельца;
  5. признание права на объект интеллектуальной собственности;

Нарушители в сфере прав интеллектуальной собственности привлекаются к гражданско-правовой, административной и уголовной ответственности.

Статья 1253 Гражданского кодекса РФ в качестве меры ответственности за неоднократное или грубое виновное нарушение прав интеллектуальной собственности предусматривает ликвидацию юридического лица и прекращение деятельности индивидуального предпринимателя по решению суда. По выбору правообладателя, вместо возмещения убытков, нарушителя в гражданско-правовом порядке могут обязать выплатить компенсацию в таких размерах:

  1. за нарушение исключительного права на произведение — от 10 тыс. до 5 млн рублей; в 2-кратном размере стоимости контрафактных экземпляров; в 2-кратном размере стоимости права на использование произведения (статья 1301 ГК РФ);
  2. за нарушение права на изобретение, полезную модель или промышленный образец — от 10 тыс. до 5 млн рублей; в 2-кратном размере стоимости права на использование объекта интеллектуальной собственности (статья 1406.1 ГК РФ);
  3. за незаконное использование товарного знака — от 10 тыс. до 5 млн рублей; в 2-кратном размере стоимости товаров, на которые незаконно нанесен знак (статья 1515 ГК РФ).

Основными мерами административной ответственности за нарушения прав интеллектуальной собственности являются штраф и конфискация контрафактной продукции, а также материалов и оборудования для их создания и воспроизведения.

Размер штрафа зависит от объекта посягательства, вида незаконных действий и субъекта правонарушения. За нарушение авторских, смежных и патентных прав по статье 7.12 КоАП РФ предусмотрен штраф в таких размерах:

  1. для физических лиц — от 1,5 тыс. до 2 тыс. рублей;
  2. для юридических лиц — от 30 тыс. до 40 тыс. рублей.
  3. для должностных лиц — от 10 тыс. до 20 тыс. рублей;

За незаконное использование товарных знаков Кодексом об административных правонарушениях (статья 14.10) предусмотрен штраф в размере:

  1. для юридических лиц — от 50 тыс. до 200 тыс. рублей.
  2. для физических лиц — от 5 тыс.

    до 10 тыс. рублей;

  3. для должностных лиц — от 10 тыс. до 50 тыс. рублей;

За нарушение патентных прав лицо может быть привлечено к уголовной ответственности (статья 147 УК РФ) в виде штрафа, обязательных работ, ареста до 6 месяцев, принудительных работ или лишения свободы на срок до 5 лет. Незаконное использование средств индивидуализации, если это причинило крупный ущерб, может повлечь штраф, обязательные, принудительные или исправительные работы, лишение свободы до 2 лет.

В случае если эти действия совершены организованной группой, срок лишения свободы может быть увеличен до 6 лет (статья 180 УК РФ). Несмотря на, казалось бы, серьезные меры ответственности, производство и реализация контрафакта продолжают оставаться распространенными явлениями в России.

Что делать предпринимателю, если его права нарушены?

Меры сдерживания импорта контрафакта

Для некоторых видов продукции правообладатели устанавливают сравнительно низкие цены. С одной стороны, учитываются относительно небольшие доходы российских потребителей, с другой – желание завоевать отечественный рынок становится стратегической целью зарубежных производителей.

Однако низкие цены – привилегия официальных дилеров.

«Серый» импортер, приобретающий товар за границей, оказывается в крайне невыгодных условиях. К примеру, когда в Европе началась борьба с курением, табачные компании стали активно перемещать свою продукцию на российский рынок. В результате в России установились относительно низкие цены на сигареты в сравнении с западными странами.

Такой ценовой перепад обеспечивал защиту отечественного рынка от «серого» импорта. Повышение стоимости табачных изделий в России может привести к активизации потоков контрафактной табачной продукции.Некоторые правообладатели стараются синхронизировать графики скидок, наладить учет сбыта на внутреннем рынке. При таком контроле любая внезапная крупная закупка привлечет внимание.В борьбе с «серым» импортом используются и технические средства.

К примеру, брендовая продукция для России выпускается в упаковке определенной формы, в особых флаконах и пр.Достаточно часто официальные дилеры сами выявляют «серых» импортеров. После этого возможны разные варианты:

  1. Взаимовыгодное сотрудничество дилера и импортера на легальной основе.
  2. Возбуждение дел правоохранительными органами.

«Судебный рэкет» под видом борьбы с контрафактом.

Статья для Вестник лицензионного рынка.

sergeshmonin (sergeshmonin) wrote, 2017-01-02 08:07:00 sergeshmonin sergeshmonin 2017-01-02 08:07:00

Categories:

  1. Криминал
  2. Cancel
  3. Общество

Я, Шмонин Сергей, занимаюсь частной юридической практикой в сфере товарных знаков и авторских прав с 1996 года. Данная статья — мой профессиональный взгляд на то, что происходит в России под видом борьбы с контрафактом.

Чтобы понимать Закон, нужно знать русский язык и обладать логикой размышления.

Первая проблема России — отсутствие базовых знаний. И у судей, и у предпринимателей. Давайте вместе исправлять эти недостатки.Разберёмся с основными нормами и понятиями Закона.

П. 4 ст. 1252 ГК чётко говорит, что такое контрафактный материальный объект — это вещь, товар, на котором КЕМ-ТО незаконно размещены или воспроизведены товарные знаки или произведения правообладателя. Нужно понимать, что изначально товарный знак и произведение находится только в виртуальной форме — в компьютере. Это виртуальные объекты. Всего два глагола русского языка определяют способы использования товарных знаков и произведений (объектов авторского права) — размещать и воспроизводить.

Это — синонимы. Смысл этих слов, как и норм п.

2 ст. 1484 ГК для товарных знаков и п. 2 ст. 1270 ГК для произведений одинаковый: наносить на товар или воплощать в форме товара товарные знаки и произведения может только правообладатель или кто-то с разрешения правообладателя. Контрафактный товар или не контрафактный — это юридический факт о том, разрешал или не разрешал правообладатель производителю или импортёру от производителя размещать и/или воспроизводить свой товарный знак или своё произведение на товаре и ввозить оптом на территорию России или нет.

В России правообладателям верить нельзя! Особенно ООО «Маша и Медведь», Smeshariki GmbH, ООО «САК Мельница», Robert Bosch GmbH, Outfit7 limited (игрушка Кот Том), ЗАО «Аэроплан» (Фиксики) и многим другим.

Все перечисленные компании сами организуют ввоз в Россию «легального контрафакта», чтобы потом наживаться на предпринимателях в судах. Чтобы понимать этот глобальный обман, нужно просто просмотреть данные Федеральной таможенной службы России в форме писем о товарных знаках и иных правах этих компаний в отношении ввозимого товара. Никто из перечисленных компаний не оформляет лицензионные договора с производителями и импортёрами товаров на использование товарных знаков и произведений, то есть юридически НЕ РАЗРЕШАЕТ использовать объекты своих прав (в силу норм ст.

1489, 1490 ГК). А почему Таможня разрешает ввоз этих формально не разрешённых товаров??? Некомпетентность и коррупция!!

Ведь правообладатели наживаются на «легальном контрафакте», не выплачивая Государству таможенные пошлины, занижая таможенную стоимость товара с объектами своих прав. Таким образом, можно точно сказать, что основные «борцы с контрафактом» сами организуют ввоз этого «контрафакта» в Россию.

Чаще из Китая. Борьба с контрафактом основных игроков судебных дел — это фикция, инсценировка с фальсификацией всех доказательств. И это очень легко доказать. Ежегодно в арбитражных судах России рассматривается более 3 000 дел с требованием компенсации за продажу.

легального товара. Все дела похожи друг на друга как близнецы: пришли в магазин, купили, сняли скрытое видео, прислали претензию, подали иск в суд с требованием компенсации.

Рассмотрим пристально и профессионально такие дела.

Скрытая видеосъёмка процесса покупки товара — это сразу 2 уголовных преступления: незаконный оборот аппаратуры для скрытого сбора данных (ст.

138.1 УК) и нарушение неприкосновенности частной жизни (ст. 137 УК). Суды всё знают, но игнорируют эти факты. Почему? Ответ ниже. Далее обязательный тупой аргумент Истцов, что скрытая видеосъёмка покупки товара — это «самозащита прав».

Ст. 14 ГК устанавливает, что самозащита прав — это действия по ПРЕСЕЧЕНИЮ нарушения прав, а не его фиксация.

Ст. 14 ГК предполагает, что нужно заявить продавцу, чтобы он не продавал контрафактный товар, если это нарушает права правообладателя, но. мы же выяснили, что борьбы-то и нет никакой, есть фикция, инсценировка. Поэтому закупщик Истца сам просит продать ему «контрафакт», всё это фиксирует на скрытую камеру, получает чек и .

всё это потом описывается в иске как факт нарушения прав. Враньё и обман!А сейчас — внимание! Разоблачение сути исков «судебного рэкета».

Мы выше уже выяснили, что товарный знак и произведение — виртуальные объекты прав правообладателей, которые первоначально находятся только в памяти компьютера и на экране монитора.

Размещение товарного знака — суть прав на товарный знак, воспроизведение (изготовление копии или экземпляра) произведения (персонажа) — это суть права на объект авторских прав.

Это закреплено в п. 2 ст. 1484 ГК и п. 2 ст. 1270 ГК. Товар — объект материальный. Это — вещь. Товар — всегда объект прав продавца товара.

Свободно (!) продавать свой товар — конституционное право собственника товара (ст. 34 Конституции РФ + ст. 129 ГК).

Товар и товарный знак или произведение — разные объекты (ст.

128 ГК). Товар и товарный знак, произведение не связанные друг с другом объекты прав (ст. 1227 ГК).Любой иск «судебного рэкета» имеет в начале описание: там-то и там-то продавался товар «на котором имеется изображение .», например, Маши и Медведя. Истец всегда пишет в иске, что на момент продажи товара на товаре УЖЕ имелись нанесённые (размещённые) товарные знаки и произведения Истца.

То есть, всегда во всех исках известно, что продавец НЕ РАЗМЕЩАЛ и НЕ ВОСПРОИЗВОДИЛ объекты прав Истца, то есть, не совершал противозаконных действий с объектами прав Истца — правообладателя, то есть, не совершал правонарушение. Продажа легального товара — не является нарушением прав на товарный знак. С 2013 года арбитражными судами России рассмотрено более 10 000 подобных дел и ни в одном не было установлено ни одного факта контрафактности проданного товара и ни одного факта нарушения прав правообладателей фактом продажи легального товара.

Более 10 000 фиктивных дел с суммой требования более 10 000% от цены «спорного» товара, купленного у Ответчика (например, 200 рублей — товар, требование компенсации в 20 000 рублей — это 10 000%). А ст. 1252 ГК говорит о разумности, справедливости и соразмерности компенсации масштабу нарушения права. Смешно! И тут мы плавно пришли к печальной теме.

коррупции в судах. Мы не будем её рассматривать, это сделают компетентные органы.

Просто для статистики: на 10 000 судебных арбитражных дел Криминал заработал по официальной статистике Верховного суда примерно от 5 до 10 миллиардов рублей (после моего письма Председателю ВС Лебедеву В. М. данные скрываются). И вы думаете, эта Машина Беспредела остановится?

Смешно!Печальный итог таков: никакой системной борьбы с контрафактом в России не существует. Существует «судебный бандитизм» в форме «судебного рэкета». Занимаются этим не сами правообладатели, а те криминальные группы лиц, которые имеют коррупционные связи с судами и правоохранителями.

Этим «борцам» правообладатели выдают доверенности пачками и. с ними делят криминальные денежки, полученные от честных предпринимателей.

В этом есть большой иностранный след, наверняка участие разведок и борьба на политическом уровне с Россией. Например, бизнес Маши и Медведя принадлежит неким лицам из Лас-Вегаса, США, а управляется этот бизнес сбежавшим в 1992 г в США физиком-ядерщиком из Новосибирска, которому в США дали приют, новое образование, сделали управляющим сети игорных клубов в России в начале 2000-х, потом в 2008 году он через компанию ISB ADVANCE CORP (Регистрационный номер Е0236842007-5; 2215-Б РЕНЕССАНС ДРАЙВ, ЛАС ВЕГАС, НВ 89119, США; оформлена на сына) из Лас-Вегаса учредил фирму «Анимаккорд» и в 2010 г. ООО «Маша и Медведь». Мультик финансировала американская игорная мафия.

А сейчас доходы ООО «Маша и Медведь» идут на финансирование интересов США внутри России (намекнуть каких?). Не верится? Зря. Всё подтверждено фактами. Уважаемые правообладатели! Вам хочется больших денег.

Всё понятно. Вы часто идёте к этим деньгам криминальным путём. Это тоже понятно. Коррупция на таможне, коррупция в судах. Это тоже понятно. Я очень прошу вас только об одном — давайте называть вещи своими именами.

Чтобы наивным и юридически неграмотным предпринимателям нашей страны (думаю, таких — 90%) не казалось, что вы — хорошие, а те, кто покупают ваш товар и потом ещё и платят вам компенсации — плохие, а судьи — прям святые.Уважаемые правообладатели! Начните с себя. Откажитесь от Криминала. И всё потихоньку начнёт налаживаться.

Tags: Судебный рэкет Subscribe

Власти ищут способы борьбы с контрафактом в промышленности

Маркироваться должны товары не только для населения, но и для промышленности, настаивает Минпромторг /Максим Стулов / Ведомости Проект маркировки товаров может охватить не только потребительский, но и промышленный сектор. Авиационные и автомобильные запчасти, а также трубы должны маркироваться «в обязательном порядке», заявил замминистра промышленности Виктор Евтухов.

Их маркировку, «безусловно, необходимо будет вводить», цитирует его «Интерфакс». По планам правительства до 2024 г. маркироваться должны все потребительские товары.

Уже со следующего года – 12 групп: от духов и покрышек до фотокамер и постельного белья. Так власти хотят бороться с контрафактом и уклонением от налогов. Оператором системы премьер Дмитрий Медведев назначил Центр развития перспективных технологий (ЦРПТ).

Эта компания на 50% принадлежит структуре USM Holdings Алишера Усманова и его партнеров, еще по 25% – госкорпорации «Ростех» и управляющему партнеру Almaz Capital Partners Александру Галицкому. Сейчас ЦРПТ маркирует табак и обувь, а в ноябре ФНС передала ему и систему маркировки лекарств.

До конца года с ЦРПТ будет подписано соглашение, рассказал Евтухов.

Согласно его проекту за маркировку каждого товара ЦРПТ собирается брать 50 коп. без учета НДС, кроме жизненно необходимых лекарств дешевле 20 руб.

ЦРПТ готов включаться в работу по маркировке любых товарных групп в сжатые сроки, если такое решение будет принято участниками рынка и государством, прокомментировал инициативу Минпромторга заместитель гендиректора ЦРПТ Реваз Юсупов. Система, по его словам, может работать с любой технологией маркировки и требует минимальной адаптации бизнес-процессов.

Инициативу маркировать трубы Евтухов объяснил проблемой контрафакта: трубы, которые подлежат замене, обрабатываются и

«снова закладываются, а иногда закладываются как новые»

.

По его словам, код, возможно, будет наноситься лазером. Маркировать трубы (полимерные, из полиэтилена, пластмассовые, чугунные) в письме Евтухову от 8 ноября предлагала Ассоциация производителей трубопроводных систем (АПТС). «Ведомости» ознакомились с копией письма, подлинность подтвердил заместитель гендиректора АПТС Дмитрий Чуйкин.

По оценкам ассоциации, порядка 30% рынка напорных труб из полиэтилена является подделкой. А по оценкам Фонда развития трубной промышленности (ФРТП), 75% демонтируемых нефте- и газопроводных труб нелегально используется повторно – в строительстве и ЖКХ, что приводит к авариям. Потери трубного бизнеса ФРТП оценивает в 30–40 млрд руб.

в год. Представитель сообщил, что компания поддерживает инициативу министерства. Представитель от комментариев отказался. А представители и Минпромторга не ответили на запросы «Ведомостей».

Маркировка помогла бы борьбе с контрафактом, но идея Минпромторга пока очень «сырая, необходимых технологий не существует», говорит директор ФРТП Игорь Малышев, а затраты на маркировку лягут на производителей, которые будут вынуждены увеличивать цены, насколько позволит рынок.

Метки сами по себе недорогие и не увеличат стоимость продукции, не согласен Чуйкин, но есть технические проблемы с их нанесением на трубы. Зачем нужна специальная маркировка автомобильных запчастей, непонятно, удивляется совладелец производителя автокомпонентов.

На рынке много контрафакта, поэтому производители сами маркируют свою продукцию – крупные детали и узлы, замечает он, маркировать мелкие не имеет смысла: слишком дорого.

В в2в-сегменте проблема контрафакта стоит острее, чем в потребительском, уверен гендиректор «Infoline-аналитики» Михаил Бурмистров, особенно это касается высокотехнологичных отраслей: авиа- и судостроения, машиностроения, трубной отрасли. Маркировка не повлияет на стоимость продукции, считает он: расходы на нее составляют доли процента от стоимости товара.

«Вертолеты России» (входят в «Ростех») участвуют в межведомственной отраслевой рабочей группе, сформированной Минпромторгом для работы над маркировкой авиационных комплектующих, говорит представитель «Вертолетов России».

В группе холдинг разрабатывает концепцию единой системы по контролю за оборотом компонентов с применением средств защитной маркировки, продолжает он, конструкторские бюро холдинга определяют списки вертолетных агрегатов, подлежащих обязательной маркировке.

Это позволит исключить использование контрафактных комплектующих на вертолетах российского производства, что существенно повысит безопасность полетов, заключает представитель «Вертолетов России».

В подготовке статьи участвовал Александр Воробьев.

Исправленная версия. Добавлен комментарий представителя «Вертолетов России» и уточнен комментарий замдиректора ЦРПТ.

Обсудить Подписаться на уведомления

Мероприятия по выработке стратегии борьбы с контрафактом

Всевозможных конференций, семинаров, круглых столов и встреч на международном уровне на тему борьбы с контрафактной и фальсифицированной продукцией проводится немало. В октябре 2012 в Москве прошел первый Международный форум под названием «Антиконтрафакт-2012».

В рамках форума особое внимание уделялось не только проблеме борьбы с реальным контрафактом, но и активному нарушению авторских и смежных прав в Интернете.

Организатором мероприятия выступило российское Министерство промышленности и торговли совместно с Министерством экономического развития, Минобразования, МВД, Министерством культуры, Минздравом, Минсельхозразвития, ФСБ, ФТС, Роспотребнадзором.

В работе форма принимали участие депутаты Государственной Думы и члены Совета Федерации.

Цель форума – выработать общую концепцию взаимодействия государственных структур по борьбе с нарушением авторских и смежных прав.

Помимо представителей госструктур работа форума привлекла внимание дипломатов, предпринимателей и журналистов.

Перед участниками форума были поставлены важные задачи: — разработка законодательных норм, касающихся борьбы с контрафактной продукцией и правонарушениями в области посягательства на интеллектуальную собственность; — конкретизация мероприятий по привлечению к ответственности производителей и распространителей контрафакта; — контроль за соблюдением авторских и смежных прав; — масштабная работа над повышением уровня цивилизованности потребительского рынка. Результатом работы форума стало появление Хартии добросовестного потребителя, присоединиться к которой может любой желающий. Воззвав, таким образом, к бдительности и честности потребителя, участники форума целиком переложили на него всю ответственность за потребление контрафакта, не найдя оптимального решения на законодательном уровне.

Все, что пока предлагается владельцам брендов и авторам в целях защиты своих прав, ставить специальный , обозначающий подлинность продукции и информирующий о правах. Потребителям же рекомендовано активно изучать подобные обозначения и самостоятельно принимать решение относительно покупки товара. Но вот, как обезопасить от убытков производителей брендовой продукции, страдающих от непомерного количества продаваемого контрафакта, кроме штрафов, совершенно не покрывающих убытки, пока ничего не придумали.

Ведь помимо материальных убытков, производители испытывают и моральный ущерб, выражающийся в утрате доверия потребителей к марке. Регулярность международных встреч и форумов на тему борьбы с контрафактной продукцией, обнадеживает. Видимо, выработка единой стратегии эффективной борьбы с контрафактом, не за горами.

Многоканальный справочный: (495) 921-22-31; Статьи и новости по теме: [ 1 ]

Способы выявления контрафактной продукции и борьбы с ней

Покупать настоящую фирменную вещьуже нет смысла, потому что в душноми набитом вагоне метро поддельный «Бреге» смотрится лучше настоящего«Лонжин».()Вводная цитата в моей статье подобрана не случайно, поскольку многие люди в погоне за одеждой, часами, модными девайсами стремятся получить товары известных брендов, которые зачастую не доступны человеку со средним заработком, в связи с их высокой стоимостью.А ведь так хотелось бы иметь в своем гардеробе одежду от известного итальянского дизайнера, телефон производства одной фруктовой американской компании или часы с надписью «made in Switzerland».Однако за низкой или относительно низкой ценой товара под известным брендом, как правило, скрывается подделка.Тема настоящей статьи выбрана мной с той целью, чтобы вкратце рассказать о способах выявления контрафактной продукции и методах борьбы с контрафактом, применяемых правообладателями.Вероятней всего термин «контрафакт» является словом, заимствованным из английского языка (от «counterfeit» – подделка, фальшивка), однако существует мнение, что корни данного термина ведут к французскому языку и, что образован он от «contrefaçon», что также обозначает подделку.Так и есть, изначально контрафактом называли именно поддельную продукцию, но постепенно данный термин приобрел неотъемлемую на данный момент особенность, что такая подделка обязательно должна сопровождаться нарушением интеллектуальных прав.В пункте 16 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19.06.2006 № 15 «О вопросах, возникших у судов при рассмотрении гражданских дел, связанных с применением законодательства об авторском праве и смежных правах» было указано, что: контрафактными являются экземпляры произведения и фонограммы, изготовление и распространение которых влечет за собой нарушение авторских и смежных прав.С принятием четвертой части Российской Федерации(далее – ГК РФ) в качестве контрафактных признаются материальные носители, в которых выражены результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации, которые приводят к нарушению исключительного права на такой результат или на такое средство ( ГК РФ).Кроме того, контрафактными являются товары, этикетки, упаковки товаров, на которых незаконно размещены товарный знак или сходное с ним до степени смешения обозначение ( ГК РФ).Стоит отметить, что если говорить о контрафактном товаре, на котором незаконно размещен товарный знак, то во взаимосвязи со , и ГК РФ названные законоположения позволяют относить к контрафактным как поддельную продукцию, так и товар, снабженный законным товарным знаком, но импортированный на территорию Российской Федерации без согласия правообладателя (параллельный импорт).На параллельном импорте в этой статье я отдельно останавливаться не буду, потому что этот вопрос, по моему мнению, лежит больше в плоскости политической, чем в правовой. Основной акцент я хотел бы поставить на выявлении на рынке поддельной продукции, которая не имеет и никогда не имела никакого отношения к правообладателю.Проблема контрафакта в наше время стоит очень остро, поскольку она затрагивает не только интересы правообладателей, но и негативно сказывается на потребителях.Производители и продавцы оригинального товара несут убытки, в связи с тем, что на рынке появляются дельцы, которые продают поддельную продукцию, используя известность и репутацию раскрученного бренда или, не вкладывая средств на выполнение научно-исследовательских работ, опытно-конструкторских и технологических работ, производят и продают товар, в котором использован чужой патент или объект авторского права.Для потребителей, которые стремятся сэкономить, приобретая дешевый, заведомо поддельный товар, самое незначительное разочарование – это быстрый выход из строя такой покупки, приход в негодность из-за низкого качества изделия, но имеются случаи и с более печальным исходом, если речь идет о контрафактной алкогольной продукции.Крупные холдинги, международные корпорации, обладающие известностью в мире, стремятся вести бой с продавцами и производителями контрафакта, поскольку цифры, которые сопровождают ведение деятельности по продаже контрафакта, поражают.Так, Федеральная таможенная служба в 2017 году предотвратила ущерб от ввоза контрафактной продукции к чемпионату мира по футболу 2018 года на 4,5 млрд. рублей.В 2018 году в Европейском Союзе доля контрафакта возросла с 6% до 8%.

Убытки от контрафакта по странам составили: Франция – 6,8 млрд евро, Великобритания – 9,2 млрд евро, Германия – 8,3 млрд евро.Большая часть всей контрафактной продукции в мире, по данным экспертов Организации экономического сотрудничества и развития, производится в Китае, Турции, Сингапуре, Таиланде и Индии.Если перейти из теоретической в практическую плоскость рассмотрения темы настоящей статьи, то я хотел бы дать несколько советов потребителям, а вернее предложить обращать внимание перед покупкой на несколько критериев, которые позволят отличить оригинальный товар от контрафактного, а именно:- цена оригинальной продукции гораздо всегда выше контрафактной, порой в разы. Швейцарские часы не будут стоить 100 $, какие бы акции и скидки не были озвучены продавцом;- низкое качество продукции (следы клея, неровные швы, разная длина штанин, несоответствие размеров одежды международным стандартам);- использование известных товарных знаков или обозначений, сходных до степени смешения с ними (iFON, D&B, HIKE и пр.).

При этом довольно часто встречается несоблюдение пропорций обозначений, наносимых на товар, относительно оригинальных обозначений. Встречаются случаи, когда на один товар наносят сразу несколько товарных знаков, принадлежащих разным правообладателям;- покупателей должно настораживать наличие «брендовых» товаров в ларьках и на рынках, на неизвестных сайтах или группах в социальных сетях, не имеющих отношения к правообладателю.Указанные выше критерии также применяются и правообладателями при выявлении контрафактной продукции. Вместе с тем правообладатели, стараясь оградить себя от возможных подделок, принимают превентивные меры для защиты своего товара от подделок, используют и иные инструменты и способы, которые впоследствии применяются для того, чтобы в огромной массе продаваемых товаров отсеять свой товар от подделки и привлечь нарушителя к ответу.Для того, чтобы обезопасить себя от подделки своей продукции или постараться минимизировать объемы этих подделок правообладатели пытаются привнести оформление товара нечто такое, что затруднительно воспроизвести.Как правило это выражается в том, что в упаковку товара, в полиграфическое исполнение этикеток, технологию производства вводят элементы защиты, к которым относятся защитные голограммы, водяные знаки, микронадписи, не подлежащие оптическому копированию, скрытые изображения, видимые только с помощью специальных приборов; использование индивидуальных номеров, по которым можно отследить партию товара, страну его назначения, и иные.Указанные инструменты позволяют правообладателям разделять товар на «свой» / «чужой» и облегчают доказывание факта нарушения в суде.Вместе с тем, прежде чем начать разделять и идти в суд, для начала необходимо выявить местонахождение контрафактного товара, это можно сделать при помощи следующих инструментов:

  1. Анализ товаров в предприятиях торговли, в том числе с привлечением правоохранительных органов, частных детективов;
  2. Включение товарного знака, наименования мест происхождения товаров, объекта авторского права (например, дизайна упаковки товара) в Таможенный реестр объектов интеллектуальной собственности (далее – ТРОИС).
  3. Мониторинг сети Интернет на предмет выявления фактов предложения к продаже товаров, обладающих признаками контрафактности, в том числе при помощи специального программного обеспечения;

При этом, включив свои объекты интеллектуальной собственности в ТРОИС, правообладатель приобретает ряд инструментов по борьбе с нарушителями, он может:

  1. через суд инициировать принятие предварительных обеспечительных мер в виде наложения ареста на контрафактный товар;
  2. посредством таможенных органов привлекать нарушителя к ответственности, предусмотренной КоАП РФ (в том случае если не параллельный импорт);
  3. направлять в таможенный орган письменные запреты на ввоз товара;
  4. материалы, собранные таможенным органом в ходе административного производства можно использовать в качестве доказательств при подаче иска к нарушителю об уничтожении контрафактного товара и взыскании компенсации.

В качестве основных, хорошо изученных и, достаточно предсказуемо работающих способов борьбы с контрафактом, можно назвать следующие:Таможенный орган.

Результат – привлечение к административной ответственности по КоАП РФ, наложение административного штрафа:

  1. на граждан от 5 000 до 10 000 рублей;
  2. на должностных лиц от 10 000 до 50 000 рублей
  3. на юридических лиц от 50 000 до 200 000 рублей

Возможно применение меры ответственности в виде конфискации предметов, содержащих незаконное воспроизведение товарного знака, знака обслуживания, наименования места происхождения товара, а также материалов и оборудования, используемых для их производства, и иных орудий совершения административного правонарушения. Полиция. Результат – привлечение к административной ответственности по КоАП РФ, наложение административного штрафа:

  1. на граждан в размере двукратного размера стоимости товара, явившегося предметом административного правонарушения, но не менее 10 000 рублей;
  2. на юридических лиц в размере пятикратного размера стоимости товара, явившегося предметом административного правонарушения, но не менее 100 000 рублей.
  3. на должностных лиц в размере трехкратного размера стоимости товара, явившегося предметом административного правонарушения, но не менее 50 000 рублей;

Возможно привлечение к уголовной ответственности на основании статьи 180 УК РФ, при условии, если это деяние совершено неоднократно или причинило крупный ущерб (свыше 250 000 рублей).Антимонопольный орган. Результат – Получение решения антимонопольного органа, предписывающего прекратить нарушение.

Привлечение к административной ответственности по КоАП РФ, наложение административного штрафа:

  1. на должностных лиц – 20 000 рублей либо дисквалификация на срок до трех лет;
  2. на юридических лиц — от одной сотой до пятнадцати сотых размера суммы выручки правонарушителя от реализации товара (работы, услуги), на рынке которого совершено правонарушение, но не менее ста тысяч рублей.

Суд. Привлечение к гражданско-правовой ответственности. В соответствии с пунктом 1 ГК РФ защита исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности и на средства индивидуализации осуществляется, в частности, путем предъявления в порядке, предусмотренном , требований.

Результатом рассмотрения судом искового заявления в том числе, но не ограничиваясь может быть решение, предписывающее:- выплатить компенсацию за нарушение исключительного права. При этом способы расчета компенсации могут варьироваться в зависимости от того, в защиту какого объекта интеллектуальной собственности обратился правообладатель.- прекратить действия, нарушающие право или создающие угрозу его нарушения.

Последние новости по теме статьи

Важно знать!
  • В связи с частыми изменениями в законодательстве информация порой устаревает быстрее, чем мы успеваем ее обновлять на сайте.
  • Все случаи очень индивидуальны и зависят от множества факторов.
  • Знание базовых основ желательно, но не гарантирует решение именно вашей проблемы.

Поэтому, для вас работают бесплатные эксперты-консультанты!

Расскажите о вашей проблеме, и мы поможем ее решить! Задайте вопрос прямо сейчас!

  • Анонимно
  • Профессионально

Задайте вопрос нашему юристу!

Расскажите о вашей проблеме и мы поможем ее решить!

+