Бесплатная горячая линия

8 800 700-88-16
Главная - Предпринимательское право - Оспаривание сделок должника при банкротстве срок исковой давности

Оспаривание сделок должника при банкротстве срок исковой давности

Сроки исковой давности при оспаривании сделок во время банкротства


30.06.2018 Оспаривание сделок, совершенных будущим банкротом, позволяет пополнить конкурсную массу и увеличить шансы кредиторов на погашение их требований. Более того, наличие такой перспективы зачастую останавливает в желании избавиться от долгов посредством процедуры банкротства.

Для этого важно понимать, в течение какого периода могут быть оспорены (срок исковой давности) сделки должника, в отношении которого введена процедура банкротства.

Прежде всего определимся, кто может быть заинтересован в признании сделок должника недействительными. К ним относятся:

  • Конкурсный кредитор/несколько кредиторов или уполномоченный орган, если размер их требований к должнику составляет более 10% от общей реестровой задолженности.
  • Сторона оспариваемой сделки.
  • Арбитражный управляющий (по личной инициативе/по инициативе собрания кредиторов).
  • Уполномоченный представитель собрания кредиторов, в случаях, если этого не сделает арбитражный управляющий по их поручению.

Очевидно, что из всех перечисленных субъектов только арбитражный управляющий наделен обязанностью (а не правом, в отличие от остальных) оспаривать сделки, причиняющие вред должнику, ведь основной задачей его в деле о банкротстве является пополнение конкурсной массы, в том числе путем возврата имущества по недействительным сделкам.

Закон «О несостоятельности (банкротстве)» говорит о специальных основаниях оспаривания сделок в рамках процедуры банкротства.

При этом одной из важнейших характеристик каждого основания является период совершения сделки относительно принятия судом заявления о признании лица банкротом. Cпециальные основания оспаривания сделок при банкротстве Подозрительные сделки (ст. 61.2 Закона о банкротстве) Сделки с предпочтением (ст.

61.3 Закона о банкротстве) Неравноценные сделки Совершена в течение 1 года до принятия заявления о банкротстве Совершаются при неравноценном встречном исполнении обязательств другой стороной, включая случаи отличия цены и иных условий в худшую сторону Сделки с возможностью оказания предпочтения Совершена после принятия судом заявления о банкротстве или за 1 месяц до этого Влекут или могут повлечь оказание предпочтения одному из кредиторов перед другими кредиторами Вредные сделки Совершена в течение 3 лет до принятия заявления о банкротстве или после его принятия Совершаются в целях причинения умышленного вреда имущественным правам кредиторов. Предполагается, что другая сторона знала об этом, если она признана заинтересованным лицом Сделки с оказанием предпочтения Совершена в течение 6 месяцев до принятия заявления о банкротстве Когда установлено, что кредитору/контрагенту по сделке было известно о признаке неплатежеспособности или недостаточности имущества должника Сроки же исковой давности, то есть период, в течение которого совершенная сделка может быть оспорена, определены Гражданским кодексом РФ. Общее правило: один год Верховный Суд специально обратил внимание, что заявление об оспаривании сделки на основании статей 61.2 или 61.3 Закона о банкротстве может быть подано в течение годичного срока исковой давности (пункт 2 статьи 181 ГК РФ).

Согласно ГК РФ годичный срок для подачи иска по своей сути представляет собой срок признания недействительной оспоримой сделки(той, которая нарушает права или охраняемые законом интересы лица, оспаривающего сделку, в том числе влечет неблагоприятные для него последствия) (п.2 ст. 166 ГК РФ). Важно! Согласно пункту 1 ст.

61.9 Закона о банкротстве срок исковой давности начинает исчисляться с момента, когда арбитражный управляющий узнал или должен был узнать о наличии специальных оснований для оспаривания сделки, предусмотренных ст. 61.2 или 61.3 Закона о банкротстве.

Это правило касается и подачи иска конкурсными кредиторами (п.2 ст. 61.9 Закона о банкротстве). Таким образом, начало течения срока исковой давности связано не только с моментом, когда лицо фактически узнало о наличии оснований для оспаривания, но и с моментом, когда оно должно было, то есть имело юридическую возможность, узнать об этом. Так, например, если конкурсный или внешний управляющий узнал о наличии оснований оспаривания сделки до момента его утверждения (например, будучи временным управляющим в наблюдении), то срок исчисляется с момента его утверждения (п.

32 Постановления Пленума ВАС РФ от 23.12.2010г. № 63). Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда РФ в Определении от 15.06.2015 г. № 309-ЭС15-1959 указала: «. о совершении оспариваемой сделки арбитражный управляющий мог и должен был узнать в период исполнения им обязанностей временного управляющего, о чем свидетельствует составленное им заключение о наличии (отсутствии) признаков фиктивного и преднамеренного банкротства ЗАО, в котором спорная сделка отражена.

Поэтому срок исковой давности начал течь с момента возложения на него обязанностей конкурсного управляющего должника. Однако, как всегда, из общего правила есть исключения.

Срок три года Согласно п.1 ст.

94 и п. 1 ст. 129 Закона о банкротстве со дня введения внешнего управления (открытия конкурсного производства) арбитражный управляющий принимает на себя полномочия органа управления должника. Соответственно, у него имеется право от имени должника также оспаривать совершенные им сделки и по общим основаниям, предусмотренным гражданским законодательством. При наличии таких оснований действуют общие правила ГК РФ о сроках, и, соответственно, годичный срок может быть увеличен.

Это становится важным, когда имеются основания для признания сделки ничтожной. Ничтожные сделки считаются недействительными с момента их заключения, независимо от признания их таковыми в суде. Срок исковой давности по ним — три года.

(п. 1 ст 181 ГК РФ). В Постановлении Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 26.11.2015г № Ф08-7752/15 по делу № А32-4086/2012 суд указал, что заявленное требование о признании недействительным в силу ничтожности кредитного договора как не соответствующего положениям гражданского законодательства (ст. 1, 9, 166, 167, 819 ГК РФ) не может быть оспорено конкурсным управляющим по специальным основаниям Закона о банкротстве. Поэтому, как правильно отметили суды, на данное требование конкурсного управляющего распространяется трехлетний срок исковой давности, предусмотренный п.1 ст.

181 ГК РФ, течение которого началось со дня, когда началось исполнение сделки.

Общие сроки исковой давности по недействительным сделкам Ничтожные сделки Оспоримые сделки 3 года ( но не более 10 лет для 3-го лица) 1 год Начало срока:

  1. со дня исполнения ничтожной сделки ее стороной;
  2. со дня, когда 3-е лицо узнало о начале ее исполнения

Начало срока:

  1. со дня прекращения насилия или угрозы, под влиянием которых совершена сделка;
  2. со дня, когда истец узнал/должен узнать об иных обстоятельствах недействительности

Таким образом, очень важно, прежде всего, отличать оспоримую и ничтожную сделку.

От этого зависит срок исковой давности. Как отличить оспоримую и ничтожную сделки? Если, скажем, речь идет о сделке, в которой должник оказал наибольшее предпочтение одному кредитору по сравнению с другими (ст. 61.3 Закона о банкротстве), то мы имеем дело с оспоримой сделкой, соответственно применяем срок — 1 год.

61.3 Закона о банкротстве), то мы имеем дело с оспоримой сделкой, соответственно применяем срок — 1 год.

Если же сделка совершена, к примеру, недееспособным лицом или является мнимой (то есть, совершенной лишь для вида, без намерения создать соответствующие ей правовые последствия согласно п. 1 ст. 170 ГК РФ), то она является ничтожной.

Тогда срок оспаривания будет составлять 3 года. К сделкам с предпочтением, не имеющим других недостатков, не могут быть применены нормы п.

1 ст. 181 ГК РФ, предусмотренные для ничтожных сделок. Такой вывод содержится в Определении Верховного Суда РФ от 5 ноября 2015 года № 304-ЭС15-13605, где указано:

«Доводы конкурсного управляющего о необходимости применения к сделкам с предпочтением, не имеющим других недостатков, общих положений о ничтожности, по сути, направлены на обход правил о сроке исковой давности по оспоримым сделкам, что недопустимо»

.

То есть, в отношении таких сделок действует срок исковой давности 1 год, а не 3 года. Арбитражные суды очень часто ссылаются на статью 10 Гражданского кодекса РФ «Пределы осуществления гражданских прав», в п. 1 которой указано:

«Не допускаются осуществление гражданских прав исключительно с намерением причинить вред другому лицу, «действия в обход закона»

с противоправной целью, а также иное заведомо недобросовестное осуществление гражданских прав (злоупотребление правом).» Каковы сроки оспаривания таких сделок?

Суды считают,1 что сделки, при заключении которых допущено злоупотребление правом также являются ничтожными в силу п. 2 ст. 168 ГК РФ, в связи с чем на требования о признании таких сделок недействительными распространяется трехлетний срок исковой давности, установленный п. 1 ст. 181 ГК РФ ГК РФ. [1-такая практика впервые была применена в Постановлении Президиума ВАС РФ от 12.07.2011г.

№ 18484/10] Применительно к делам о банкротстве срок оспаривания сделки со злоупотреблением начинает течь с момента, когда оспаривающее лицо узнало или должно было узнать о злоупотреблении правом со стороны должника, но не ранее дня введения в отношении должника первой процедуры банкротства. Основные признаки сделки, в которой имеется злоупотребление правом (при банкротстве):

  1. стороны сделки действуют умышленно, то есть руководствуются исключительно целью уменьшения конкурсной массы. Необходимо обязательно доказать осведомленность второй стороны сделки о финансовых проблемах должника.
  2. отчуждение имущества должника происходит по заведомо заниженной цене и др.
  3. основной целью сделки является причинение вреда другим лицам (например, в виде невозможности последующего обращения взыскания на имущество должника);

Высшие судебные инстанции о сделках со злоупотреблением правами:

  1. Определение Верховного Суда РФ от 24.04.2015г № 310-ЭС15-2953;
  2. п. 10 Постановление Пленума ВАС РФ от 30.04.2009 № 32

    «О некоторых вопросах, связанных с оспариванием сделок по основаниям, предусмотренным Федеральным законом «О несостоятельности (банкротстве)»

    с изменениями, внесенными Постановлением Пленума ВАС РФ от 30.07.2013г.

    № 60»;

  3. п.1 Определения Конституционного Суда РФ от 23.06.2015г № 1458-О.

В одном из дел, рассмотренных Арбитражным судом Свердловской области, конкурсный кредитор оспаривал договоры дарения имущества, совершенные должником в трехлетний период, предшествующий банкротству2.

[2-Определение Арбитражного суда Свердловской области от 09.09.2017г по делу № А60-52847/2015] В определении суд указал, что неплатежеспособность должника еще не свидетельствует о мнимости, недействительности всех совершаемых им сделок.

Недействительными они признаны как раз ввиду злоупотребления правом должником, который совершил несколько сделок отчуждения имущества по заниженной цене с целью вывода своих активов во избежание обращения взыскания на них, при сохранении контроля над выведенным имуществом. Злоупотребление правом является самостоятельным основанием для оспаривания сделок, хотя само по себе не поименовано в качестве квалифицирующего признака недействительности сделок ни в параграфе 2 главы 9 ГК РФ, ни в главе III.1 Закона о банкротстве. В таких делах присутствует одна характерная черта — со стороны кажется, что суды выходят за пределы трехлетнего срока исковой давности, однако это не так.

Просто начало течения срока сдвигается к моменту поступления информации потенциальному истцу о такой сделке.

Важно отметить, что даже по этому основанию не может быть оспорена сделка, совершенная 10 лет назад и более (п.1 ст.

181 ГК РФ). Пожалуй, только такие сделки имеют полную индульгенцию от оспаривания. Вот еще один яркий пример судебного дела на тему злоупотребления правами3.

[3-определение Арбитражного суда Свердловской области от 06.12.2017г по делу № А60-53138/2015 о признании сделки недействительной и применении ее последствий] Все имущество супруги предпринимателя-банкрота, принадлежащее ей на основании брачного договора (дом, земельный участок, автомобиль, квартира, доли в бизнесе) было признано совместно нажитым и включено в конкурсную массу в 2017 году, тогда как сам брачный договор, заключенный в 2012 году, признан ничтожным. В качестве основного кредитора выступил Сбербанк, который не получил исполнение по кредитам.

Брачный договор был признан недействительным судом по иску арбитражного управляющего ввиду злоупотребления правом должником. По мнению суда, злоупотребление выразилось в том, что супруги заключили оспариваемый договор не с целью установления раздельного режима собственности, а с целью исключения возможности обращения взыскания на имущество должника, включив в него положения о том, что все имущество, приобретенное супругами после регистрации брака, независимо от оснований приобретения, включая полученное одним из супругов в порядке приватизации, по наследству или в дар, является исключительно единоличной собственностью того из супругов, на чье имя оно зарегистрировано. Перед тем как подписать брачный договор, супруга приобрела на свое имя 100% долю в одной из компаний мужа, а уже после подписания брачного договора — ряд объектов недвижимого имущества.

Суд установил, что покупки оплачивались исключительно за счет средств мужа, в то время как у супруги не было собственных источников дохода.

Исходя из этого был установлен режим совместной собственности супругов. Вся недвижимость была зарегистрирована на жену в то время, когда у ее супруга уже существовали непогашенные обязательства перед банками. Суд пришел к выводу, что супруга должна была быть осведомлена о финансовых проблемах мужа.

Суд пришел к выводу, что супруга должна была быть осведомлена о финансовых проблемах мужа. В данном случае отсчет срока исковой давности был произведен с декабря 2015 года — когда брачный договор был представлен в материалы банкротного дела, и о нем узнал арбитражный управляющий. Как видим, наличие брачного договора должнику не помогло.

Срок менее одного года? Существуют судебные споры, в которых происходит конкуренция норм банкротного и корпоративного законодательства, и в связи с этим возникают вопросы о сроке исковой давности по оспариванию корпоративных документов (не всегда речь идет только о сделках, оспариваться могут, например, решения исполнительного органа, поскольку по смыслу ст.

61.1 Закона о банкротстве перечень юридических действий, которые могут быть оспорены в рамках дела о банкротстве, не ограничен исключительно понятием «сделки»). Более наглядно поясним это на примере: Компания А взяла займ у компании Б, и в обеспечение сделки передала в залог активы в виде акций в количестве 63%.

Когда в отношении компании-заемщика было введено банкротство (процедура наблюдения), заемщик, будучи мажоритарием, решил дополнительно эмитировать акции. В итоге заложенный пакет размылся до 2,6%, а акции по закрытой подписке достались офшору. Поскольку продажа акций офшору была произведена по сильно заниженной цене по сравнению с рыночной, компания Б (займодавец) в лице конкурсного управляющего обратилась с иском о признании решения о допэмиссии недействительным по правилам законодательства о банкротстве.

Таким образом она хотела вернуть себе в залог 63% акций. Компания А (ответчик) строила свою позицию на том, что решения общего собрания акционеров должны оспариваться на основании норм корпоративного законодательства, а не закона о банкротстве, а срок признания решения недействительным по п. 7 ст. 49 Закона об акционерных обществах- всего 3 месяца с момента, когда акционер о нем узнал.

Суды трех инстанций поддержали ответчика, указав, что подобные требования должны рассматриваться в отдельном деле по нормам корпоративного законодательства (п. 7 ст. 49 Закона об акционерных обществах), поскольку решение акционеров не может рассматриваться как сделка должника либо как сделка, совершенная за счет должника по смыслу ст.

153 ГК РФ и ст 61.1 Закона о банкротстве, в связи с чем не может быть и оспорена в рамках дела о банкротстве. Однако Верховный суд указал, что суды трех инстанций ссылались лишь на общее правило оспаривания решений акционеров. Между тем, в исключительных случаях, когда единственной целью корпоративных процедур является причинение вреда кредиторам должника, решение акционеров может быть оспорено как недействительная сделка с применением положений закона о банкротстве, в том числе и о сроках.

Между тем, в исключительных случаях, когда единственной целью корпоративных процедур является причинение вреда кредиторам должника, решение акционеров может быть оспорено как недействительная сделка с применением положений закона о банкротстве, в том числе и о сроках. Дело было отправлено на новое рассмотрение. В данном случае речь идет о злоупотреблении правом одной из сторон спора.

А как мы знаем, к таким случаям применяются правила о ничтожных сделках и срок исковой давности — 3 года.

Однако, окончательного решения суда еще нет, поэтому вопрос о сроках в данном деле остается открытым. Как видим, в корпоративных спорах с участием банкрота сроки оспаривания сделок/решений акционеров могут колебаться от 3 месяцев до трех лет с момента, когда акционер узнал о совершении такой сделки или решения. Все будет зависеть от мотивов поведения ответчика в конкретной ситуации.

Итак, Закон о банкротстве предусматривает особые (специальные) основания оспаривания сделок должника, совершенных в ограниченный период времени до инициирования процедуры банкротства. Вместе с тем, любая сделка должника может быть оспорена и в рамках Гражданского кодекса РФ, если является ничтожной или будет доказано злоупотребление правом при ее совершении.

Срок давности будет составлять привычные три года. И в этой связи самое важное обстоятельство, которое зачастую не попадает в фокус внимания, — это начало течения срока оспаривания такой сделки.

Оно не связано с моментом совершения самой сделки или с субъективным мнением стороны сделки (например, с посетившим ее «откровением», что имело место введение ее в заблуждение). Такая сделка может быть оспорена в течение трех лет с момента, когда о ней узнал кредитор или арбитражный управляющий, но не ранее введения первой процедуры банкротства (обычно это «наблюдение»).

Очевидно, что в этом случае срок исковой давности фактически начинает течь заново в период процедуры банкротства.

Таким образом, одна и та же сделка может быть оспорена по разным основаниям.

В этой ситуации только от грамотности представителя должника или, соответственно, кредитора, арбитражного управляющего зависит, какие сроки давности будут действовать и к каким финансовым последствиям для кредиторов и должника это приведет.

Верховный суд РФ распределит риски пропуска срока исковой давности в банкротстве

19 августа 2020 г. Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного суда РФ рассмотрит значимое для практикующих юристов дело в сфере банкротного права. Соответствующее определение опубликовано на сайте суда.В рамках дела о банкротстве ООО «Новокузнецкий муниципальный банк» (№ 304-ЭС15-2412 (19) по делу № ) конкурсный управляющий обратился с иском об оспаривании дополнительного соглашения к ипотечному кредитному договору, которым банк снизил заемщице процентную ставку и продлил срок возврата кредита.В обоснование управляющий указал, что дополнительное соглашение было заключено в целях причинения вреда кредиторам: оно было подписано за месяц до отзыва у банка лицензии, не было одобрено ссудным комитетом банка, в кредитном досье оно отсутствовало, изменения в договор поручительства и закладную не вносились.Заемщица возразила о пропуске управляющим годичного срока исковой давности, установленного ГК РФ и Закона о банкротстве – конкурсное производство было введено 3 марта 2014 г., но иск был подан уже в 2020 г., то есть у управляющего было время на то, чтобы обратиться с этим иском ранее.Суды трех инстанций отказали в применении исковой давности, на которую сослалась заемщица.

По мнению судов, конкурсный управляющий не мог узнать о данном дополнительном соглашении до судебного заседания 8 мая 2018 г. Новоильинского районного суда г.

Новокузнецка. В данном заседании заемщика предоставила такое доп. соглашение. Как указали суды, заемщица не доказала, что временная администрация и руководство банка передали этот документ конкурсному управляющему ранее этой даты, и вообще — по внутренним нормам банка оно должно было быть в кредитном досье заемщика, но его там не было.Верховному суду предстоит решить довольно неоднозначную ситуацию, складывающуюся в практике после принятия п.

32 Постановления Пленума ВАС РФ от 23 декабря 2010 г.

№ 63

«О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)»

.С одной стороны, ВАС РФ ориентировал суды на то, что само по себе введение конкурса еще ничего не означает. Ответчик по иску об оспаривании сделки должен доказать, что в схожих обстоятельствах разумный управляющий бы своевременно запросил информацию у руководителей и временной администрации.Но как быть суду, если сведения были своевременно запрошены у руководителей и временной администрации, но среди них не было тех, которые бы свидетельствовали о наличии оспариваемой сделки? И должен ли управляющий нести в этом случае ответственность за пропуск срока исковой давности?Казалось бы, в данном деле столкнулись два противоборствующих интереса.

С одной стороны, это интерес конкурсной массы и стоящие за ней кредиторы. Представляющий их интересы конкурсный управляющий может обладать дефицитом информации о сделке в целом, но наделен широкими полномочиями по сбору доказательств о ней.

С другой стороны, это противоположная сторона сделки, которая обладает информацией о сделке, но не обладает большими возможностями по сбору доказательств для подтверждения пропуска срока исковой давности – возможности сбора информации о взаимодействии управляющего и бывшего менеджмента для нее ограничены.Разрешая спор, суды трех инстанций ожидаемо встали на сторону конкурсной массы, и показали, что им безразлично, имеет ли потенциальный ответчик такие доказательственные возможности, которые бы позволили ему достоверно подтвердить факт осведомленности конкурсного управляющего. Суды применили к заемщице строгий стандарт доказывания пропуска срока исковой давности.Верховный суд РФ воспринял довод заемщицы о том, что риск непередачи документов конкурсному управляющему – не ее риск, и на нее не могут быть возложены связанные с этим негативные последствия (особенно в ситуации, когда доп. соглашение было заключено на сумму менее 20% долга).Логично предположить, что Верховный суд РФ настроен переложить риск отсутствия запрошенного, но не предоставленного документа либо на конкурсного управляющего, либо на третью сторону – а именно на бывший менеджмент.Если риск будет переложен на бывший менеджмент, то логичным исходом дела был бы отказ в иске по мотиву пропуска срока исковой давности, признание непричастности конкурсного управляющего к пропуску срока и предоставление ему возможности обратиться с иском об убытках к бывшему менеджменту компании в рамках общего срока исковой давности.Во всяком случае стоит надеяться, что суд выскажется относительно того, что стандарт доказывания пропуска исковой давности для неинформированной добросовестной стороны (в данном случае – заемщицы) должен быть менее строгим (например, достаточным было бы применение стандарта доказывания prima facie).

Срок менее одного года?


Существуют судебные споры, в которых происходит конкуренция норм банкротного и корпоративного законодательства, и в связи с этим возникают вопросы о сроке исковой давности по оспариванию корпоративных документов (не всегда речь идет только о сделках, оспариваться могут, например, решения исполнительного органа, поскольку по смыслу ст. 61.1 Закона о банкротстве перечень юридических действий, которые могут быть оспорены в рамках дела о банкротстве, не ограничен исключительно понятием «сделки»).Более наглядно поясним это на примере:Компания А взяла займ у компании Б, и в обеспечение сделки передала в залог активы в виде акций в количестве 63%. Когда в отношении компании-заемщика было введено банкротство (процедура наблюдения), заемщик, будучи мажоритарием, решил дополнительно эмитировать акции.

В итоге заложенный пакет размылся до 2,6%, а акции по закрытой подписке достались офшору.Поскольку продажа акций офшору была произведена по сильно заниженной цене по сравнению с рыночной, компания Б (займодавец) в лице конкурсного управляющего обратилась с иском о признании решения о допэмиссии недействительным по правилам законодательства о банкротстве.

В итоге заложенный пакет размылся до 2,6%, а акции по закрытой подписке достались офшору.Поскольку продажа акций офшору была произведена по сильно заниженной цене по сравнению с рыночной, компания Б (займодавец) в лице конкурсного управляющего обратилась с иском о признании решения о допэмиссии недействительным по правилам законодательства о банкротстве.

Таким образом она хотела вернуть себе в залог 63% акций.Компания А (ответчик) строила свою позицию на том, что решения общего собрания акционеров должны оспариваться на основании норм корпоративного законодательства, а не закона о банкротстве, а срок признания решения недействительным по п.

7 ст. 49 Закона об акционерных обществах- всего 3 месяца с момента, когда акционер о нем узнал.Суды трех инстанций поддержали ответчика, указав, что подобные требования должны рассматриваться в отдельном деле по нормам корпоративного законодательства (п. 7 ст. 49 Закона об акционерных обществах), поскольку решение акционеров не может рассматриваться как сделка должника либо как сделка, совершенная за счет должника по смыслу ст. 153 ГК РФ и ст 61.1 Закона о банкротстве, в связи с чем не может быть и оспорена в рамках дела о банкротстве.Однако Верховный суд указал, что суды трех инстанций ссылались лишь на общее правило оспаривания решений акционеров.

Между тем, в исключительных случаях, когда единственной целью корпоративных процедур является причинение вреда кредиторам должника, решение акционеров может быть оспорено как недействительная сделка с применением положений закона о банкротстве, в том числе и о сроках.

Дело было отправлено на новое рассмотрение.В данном случае речь идет о злоупотреблении правом одной из сторон спора.

А как мы знаем, к таким случаям применяются правила о ничтожных сделках и срок исковой давности — 3 года.

Однако, окончательного решения суда еще нет, поэтому вопрос о сроках в данном деле остается открытым.Как видим, в корпоративных спорах с участием банкрота сроки оспаривания сделок/решений акционеров могут колебаться от 3 месяцев до трех лет с момента, когда акционер узнал о совершении такой сделки или решения. Все будет зависеть от мотивов поведения ответчика в конкретной ситуации. Итак, Закон о банкротстве предусматривает особые (специальные) основания оспаривания сделок должника, совершенных в ограниченный период времени до инициирования процедуры банкротства.Вместе с тем, любая сделка должника может быть оспорена и в рамках Гражданского кодекса РФ, если является ничтожной или будет доказано злоупотребление правом при ее совершении.

Срок давности будет составлять привычные три года.И в этой связи самое важное обстоятельство, которое зачастую не попадает в фокус внимания, — это начало течения срока оспаривания такой сделки.

Оно не связано с моментом совершения самой сделки или с субъективным мнением стороны сделки (например, с посетившим ее «откровением», что имело место введение ее в заблуждение).Такая сделка может быть оспорена в течение трех лет с момента, когда о ней узнал кредитор или арбитражный управляющий, но не ранее введения первой процедуры банкротства (обычно это «наблюдение»). Очевидно, что в этом случае срок исковой давности фактически начинает течь заново в период процедуры банкротства.Таким образом, одна и та же сделка может быть оспорена по разным основаниям.

В этой ситуации только от грамотности представителя должника или, соответственно, кредитора, арбитражного управляющего зависит, какие сроки давности будут действовать и к каким финансовым последствиям для кредиторов и должника это приведет.Оригинал статьи:

Срок исковой давности при оспаривании сделок должника конкурсным кредитором

23 декабря 2014 года вступили в силу изменения в Федеральный закон «О несостоятельности (банкротстве)», которыми право на оспаривание сделок должника по специальным основаниям было предоставлено конкурсному кредитору или уполномоченному органу, если размер кредиторской задолженности перед ним, включенной в реестр требований кредиторов, составляет более десяти процентов общего размера кредиторской задолженности, включенной в реестр требований кредиторов. В связи с этим возникает вопрос – когда начинается течение срока исковой давности для предъявления соответствующих требований такими лицами?

Ст. 61.9 Закона о банкротстве устанавливает момент, с которого срок исковой давности начинает течение для управляющего, в отношении требований кредиторов подобной оговорки нет.

Означает ли это, что СИД для кредиторов начинается по общим правилам, установленным Гражданским кодексом?

Каких-либо препятствий к этому я не вижу, правило ч. 2 ст. 181 ГК РФ аналогично правилу ч.

1 ст. 61.9 Закона о банкротстве – течение срока исковой давности начинается, когда истец узнал или должен был узнать об обстоятельствах, являющихся основанием для признания сделки недействительной. Применительно к делам о банкротстве могу предположить, что такой датой может являться дата представления управляющим анализа сделок должника.

В принципе такой подход позволит кредиторам в меньшей степени зависеть от недобросовестности управляющего, ведь в отношении сделки, информацию об обстоятельствах которой управляющий утаил, течение СИД для кредитора не начнется, пока он не узнает о наличии оснований для ее оспаривания. Таким образом, теряют смысл «игры» заинтересованных лиц с затягиванием оспаривания сделок должника. Особо хотелось бы обсудить вопрос о начале течения срока исковой давности для оспаривания кредитором сделок должника, если процедура внешнего управления или конкурсного производства введена до 23.12.2014г.

и об основаниях для оспаривания сделки кредитору стало известно так же до этой даты. С одной стороны, право на иск возникло у кредитора только с 23.12.2014г., до этого монополия на оспаривание принадлежало исключительно управляющему.

Логичным было бы предположить, что СИД начинает течение именно с 23.12.2014г. С другой стороны, зная об основаниях для признания сделки недействительной, кредитор мог предпринять меры по оспариванию сделки в порядке, установленном пунктом 31 Постановления Пленума ВАС РФ № 63, а именно обжаловать бездействие арбитражного управляющего и параллельно оспорить сделку. Конечно, данный способ невозможно назвать полноценным правом на иск, так как в конечном счете приемлемость заявления об оспаривании сделки будет зависеть от результатов рассмотрения жалобы на арбитражного управляющего, но все же.

Соответственно, отсчитывать СИД с 23.12.2014г. вроде как оснований нет, нужно считать его в общем порядке. Было бы интересно услышать мнение коллег по данному вопросу.

Денис Лобаненко

Честный рейдер Я не знаю. Такой практики у нас не было. Да и вопрос такой для меня невозможен.

Даже если нельзя, но очень хочется, то на просторах нашей Родины всегда можно накопать устраивающую судебную практику . ЗЫ: Твое первое сообщение года за два. Сколько лет, сколько зим. Возвращаешься в игру?

«Давно не брал в руки шашечек»(с)

Статьи, комментарии, ответы на вопросы: Срок исковой давности при банкротстве

Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:Согласно ст. 84 Федерального закона «Об акционерных обществах» и статье 103 ФЗ N 127-ФЗ от 26.10.02 «О несостоятельности (банкротстве)» сделки с заинтересованностью относятся к числу оспоримых сделок, срок исковой давности по которым равен одному году (п. 2 ст. 181 Гражданского кодекса Российской Федерации).

В рассмотренном случае спорные договора заключены в сентябре месяце 2004 года, иск заявлен в сентябре месяце 2006 года, то есть спустя 2 года с момента их заключения. Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:Так, в пункте 53 Постановления Пленума ВАС РФ от 22.06.2012 N 35

«О некоторых процессуальных вопросах, связанных с рассмотрением дел о банкротстве»

разъяснено, что с даты введения первой процедуры банкротства и далее в ходе любой процедуры банкротства требования должника, его участников и кредиторов о возмещении убытков, причиненных должнику — юридическому лицу его органами (пункт 3 статьи 53 ГК РФ, статья 44 Закона об ООО и т.д.), могут быть предъявлены и рассмотрены только в рамках дела о банкротстве.

После завершения конкурсного производства либо прекращения производства по делу о банкротстве требования о возмещении упомянутых убытков, если они не были предъявлены и рассмотрены в рамках дела о банкротстве, могут быть заявлены в общеисковом порядке в пределах оставшегося срока исковой давности.

Сроки оспаривания сделок в банкротстве: слово за Президиумом ВАС РФ

На повестку дня выносится вопрос о сроках оспаривания ничтожных и оспоримых сделок в процедуре банкротства на примере дела № А32-26991/2009, переданного в Президиум ВАС РФ. Фактические обстоятельства дела В рамках дела о несостоятельности (банкротстве) конкурсный управляющий должника обратился в суд с заявлениями об оспаривании сделок с имуществом должника и применении последствий недействительности: списания Банком с расчетного счета банкрота денежных средств на основании платежных требований в силу задолженности клиента по кредитному договору (овердрафт).

Требования конкурсного управляющего заявлены на основании статьи 61.3 Федерального закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», а также статьи 10 ГК РФ.

Доводы конкурсного управляющего В обоснование заявления конкурсный управляющий ссылается на то, что банк неправомерно производил списания, в результате чего было оказано предпочтение одним кредиторам перед другими в нарушение установленной законом очередности погашения требований кредиторов должника, также конкурсный управляющий ссылается на ничтожность сделок по списанию денежных средств в связи с злоупотреблением правом. Доводы суда первой инстанции Срок исковой давности начал течь с 21.09.2010, то есть с момента введения конкурсного производства.

Заявление конкурсного управляющего об оспаривании сделки должника подано в арбитражный суд 30.01.2012, то есть с пропуском срока исковой давности. Банк в суде первой инстанции заявил о применении срока исковой давности. Конкурсный управляющий также ссылается на ничтожность сделок (ст.

168 ГК РФ) в связи со злоупотреблением правом при их исполнении (ст.

10 ГК РФ). По указанным основаниям срок исковой давности в соответствии с ч.

1 ст. 181 ГК РФ составляет три года.

Течение срока исковой давности по указанному требованию начинается со дня, когда началось исполнение этой сделки.

Списания были произведены 14.05.2009, 03.06.2009, 10.06.2009, 06.08.2009, что свидетельствует об исполнении сделок, то есть срок исковой давности следует исчислять с указанных дат.

Учитывая, что конкурсный управляющий обратился в арбитражный суд с настоящим заявлением 30.01.2012, срок исковой давности по данным основаниям оспаривания сделки не истек. Определением от 16.05.2013 требования конкурсного управляющего удовлетворены судом. Суд первой инстанции применил статью 10 ГК РФ, признав действия банка злоупотреблением правом.

Доводы апелляционной инстанции Суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу о пропуске годичного срока исковой давности по специальным основаниям оспаривания сделок, предусмотренных Законом о банкротстве. Вместе с тем, суд первой инстанции усмотрел в действия банка наличие оснований для применения статьи 10 ГК РФ, трехлетний срок исковой давности по которой не пропущен управляющим, и признал сделки по списанию денежных средств на основании вышеперечисленных платежных поручений недействительными.

Апелляционная инстанция полагает, что срок исковой давности для оспаривания сделки, по специальным основаниям главы III.1 Закона о банкротстве, пропущен, а оснований для применения статьи 10 ГК РФ к действиям банка по списанию денежных средств не имелось. Постановлением от 22.10.2013 определение суда первой инстанции отменено, в удовлетворении требований конкурсного управляющего отказано.

Доводы кассационной инстанции Кассационная инстанции отменила постановление апелляционной инстанции, повторив доводы первой инстанции, оставила определение в силе.

Доводы ВАС РФ ВАС РФ в Определении о передаче в Президиум настоящего дела от 15.05.2014 пришел к важным выводам: «Правонарушение, заключающееся в передаче должником в преддверии его банкротства причитающегося кредитору с предпочтением (то есть в обход установленной законодательством о несостоятельности очередности) в ситуации, когда получивший исполнение кредитор знал или должен был знать о признаке неплатежеспособности или недостаточности имущества должника, является основанием для признания соответствующих действий недействительными по специальным правилам, предусмотренным пунктом 3 статьи 103 прежней редакции Закона о банкротстве и пунктом 1 статьи 61.3 действующей редакции того же Закона. Такие действия не могут быть признаны ничтожными, поскольку они являются оспоримыми и на них распространяется годичный срок исковой давности, установленный пунктом 2 статьи 181 Гражданского кодекса.

Действительно, Пленум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации в абзаце четвертом пункта 4 постановления № 63, пункте 10 постановления от 30.04.2009 № 32

«О некоторых вопросах, связанных с оспариванием сделок по основаниям, предусмотренным Федеральным законом «О несостоятельности (банкротстве)»

разъяснил, что наличие в законодательстве о банкротстве специальных оснований оспаривания сделок само по себе не препятствует суду квалифицировать сделку, при совершении которой допущено злоупотребление правом, как ничтожную (статьи 10 и 168 Гражданского кодекса). Однако в упомянутых разъяснениях речь идет о сделках с пороками, выходящими за пределы дефектов сделок с предпочтением или подозрительных сделок. В рассматриваемом случае на подобные обстоятельства конкурсный управляющий должником не ссылался и, как следствие, они не были установлены судами.

Доводы конкурсного управляющего о необходимости применения к сделкам с предпочтением, не имеющим других недостатков, общих положений о ничтожности, по сути, направлены на обход правил о сроке исковой давности по оспоримым сделкам, что недопустимо». Анализ «Тройка» ВАС РФ в Определении пришла к важным выводам о том, что если сделка имеет признаки только подозрительной и с предпочтением, то к ней нельзя применять правила о сделках со злоупотреблением правом.

Иначе, действительно, размывается граница между оспоримой сделкой (подозрительной и с предпочтением) и ничтожной сделкой, у каждой из которых есть свои особенности оспаривания. До этого момента смуту наводил абз.4 п.4 Постановления Пленума №63, в котором указано, что наличие в законодательстве о банкротстве специальных оснований оспаривания сделок само по себе не препятствует суду квалифицировать сделку, при совершении которой допущено злоупотребление правом, как ничтожную. Это разъяснение позволяло недобросовестным конкурсным управляющим обходить норму о сроках исковой давности.

В случае если толкование указанных норм права, данные «тройкой» ВАС РФ, устоят в Президиуме 17.06.2014, полагаю, внесется существенная ясность в природе и сроках оспаривания сделок в процедуре банкротства.

Миноритарный кредитор

И последний миф на сегодня: кредитор, у которого меньше 10% в реестре требование кредиторов, не может оспаривать сделки должника.Это заблуждение активно распространяют либо теоретики, прочитавшие пункт 2 статьи 61.9 закона о банкротстве, но не дотянувшиеся до судебной практики, либо горе-юристы, намеренно убеждающие своего клиента в том, что «главное назначить лояльного арбитражного управляющего, и наступит счастье».На самом деле любой юрист «с мозгами» легко обойдет данное ограничение законодательства. Мы научились это делать еще лет 7-8 назад, когда взыскивали деньги с одного воронежского бизнесмена, имея всего 6% в реестре требований.

Подозрительные сделки

Сделки, основания недействительности которых определены в ч.1 ст.

61.2 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», могут быть оспорены лишь в случае, если они совершены в течение одного года до принятия заявления о признании банкротом или после принятия указанного заявления.

Подчеркну, что здесь речь идет не о сроке исковой давности, а о периоде подозрительности.

Если сделка совершена за пределами периода подозрительности, то по данным банкротным основаниям она не подлежит оспариванию.

Этот срок в отличие от срока исковой давности является объективным, т.е. зависит от конкретной даты. Соответственно кредиторы должны быть заинтересовано не медлить с подачей заявления о признании должника банкротом, чтобы иметь возможность наполнить конкурсную массу за счет оспаривания таких сделок.

Срок исковой давности при оспаривании сделки по банкротным основаниям

Коллеги,удивил меня один вопрос из одного Арбитражный суд Московского округа указывает«Согласно сложившемуся в судебной практике подходу применительно к общимправилам банкротства юридических лиц срок исковой давности начинает течь смомента, когда первое уполномоченное на предъявление иска лицо узнало или должнобыло узнать о наличии оснований для признания сделки недействительной (пункт 32Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от23.12.2010 N 63 «О некоторых вопросах, связанных с применением главы 111.1Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)»).В отношении кредитных организаций, имеющих специальное регулирование,первым уполномоченным лицом на предъявление иска об оспаривании сделки спредпочтением является руководитель временной администрации, исковая давностьначинает течь с того момента, когда он узнал или должен был узнать обобстоятельствах, являющихся основанием для признания сделки недействительной( Гражданского кодекса Российской Федерации)При прекращении деятельности временной администрации вследствиевынесения арбитражным судом решения о признании кредитной организациибанкротом и об открытии конкурсного производства (утверждения конкурсногоуправляющего) срок исковой давности не начинает течь заново.

Иное законом неустановлено ( Гражданского кодекса Российской Федерации)».То есть это действительно такая правовая позиция, которой все придерживаются, что срок исковой давности начинает течь в наблюдении (течёт, течёт, течёт.), а оспорить сделку по банкротным основаниям раньше открытия конкурса нельзя?Ахинея какая-то: я иск предъявить не могу, но срок исковой давности течетИли всё окей?!Как я понимаю в пункте 32 63-го Пленума совсем о другом речь: если конкурсный управляющий был ранее временным и во время наблюдения узнал о спорной сделке, то срок исковой давности потечет сразу с даты утверждения его конкурсным управляющим.

Но никак не с даты введения наблюденияВерховный Суд понимает данный пункт 32 аналогично — определение от 15.06.2015 г. N 309-ЭС15-1959С учетом изложенного о совершении оспариваемой сделки арбитражный управляющий Мясников А.В.

мог и должен был узнать в период исполнения им обязанностей временного управляющего, о чем свидетельствует составленное им заключение о наличии (отсутствии) признаков фиктивного и преднамеренного банкротства ЗАО «Яицкий посад», в котором спорная сделка отражена.

Поэтому срок исковой давности начал течь с момента возложения на Мясникова А.В. обязанностей конкурсного управляющего должником.Вопрос: Арбитражный суд Московского округа действительно считает, что срок исковой давности для оспаривания сделки по банкротным основаниям начинает течение в наблюдении?

Это вообще нормально для «первого» арбитражного суда округа?

Последние новости по теме статьи

Важно знать!
  • В связи с частыми изменениями в законодательстве информация порой устаревает быстрее, чем мы успеваем ее обновлять на сайте.
  • Все случаи очень индивидуальны и зависят от множества факторов.
  • Знание базовых основ желательно, но не гарантирует решение именно вашей проблемы.

Поэтому, для вас работают бесплатные эксперты-консультанты!

Расскажите о вашей проблеме, и мы поможем ее решить! Задайте вопрос прямо сейчас!

  • Анонимно
  • Профессионально

Задайте вопрос нашему юристу!

Расскажите о вашей проблеме и мы поможем ее решить!

+